Вы здесь

«Нюрнбергский процесс в фотодокументах корреспондента Евгения Халдея. Из собрания РГАКФД»

Сообщение главного специалиста отдела информационного обеспечения М.А. Чертилиной на Международной научно-практической конференции «Уроки Нюрнберга».

21 ноября 2020 г.г. Москва

Значительное место в собрании Российского государственного архива кинофотодокументов (РГАКФД) занимают фотодокументы по истории Нюрнбергского процесса. Десять месяцев продолжалась работа Международного военного трибунала, который представляли четыре великие державы – СССР, Великобритания, Франция и США[1].  На процессе присутствовали представители прессы 31 страны, в том числе и представители Советского Союза. Среди них - фотокорреспондент  Евгений Ананьевич Халдей. С началом Великой Отечественной войны он вошел в группу военных корреспондентов, которые отправились на фронт и прошел всю войну.

В числе фотокорреспондентов от СССР  Евгений Халдей был откомандирован освещать работу Международного военного трибунала в Нюрнберге. Его фронтовые фотографии, наряду с фотографиями других авторов, были  представлены на процессе как вещественные доказательства преступлений фашизма. В собрании Российского государственного архива кинофотодокументов находится более 300 фотодокументов Евгения  Халдея по истории Нюрнбергского процесса.  Это негативы-оригиналы на пленке  (2,4х3,6) и (9х12), поступившие на хранение в архив в 1950-1960–х  годах. Все фотодокументы атрибутированы, введены в научный оборот и находятся в открытом доступе для всех пользователей архивной информацией. Часть коллекции  автора отнесены к категории особо ценных фотодокументов (ОЦФ).

 

Эти фотографии не нуждаются в популяризации, но, тем не менее, каждый раз обращаясь к ним, мы видим настоящего мастера, которому удалось передать характеры людей и нелюдей, атмосферу в зале, торжественность и важность момента. Их  можно разделить на несколько групп – это - внешний вид Дворца юстиции в Нюрнберге, - военные караулы  стран- участниц у здания Дворца юстиции:  - советские, французские, английские и американские военнослужащие;   американские танки, - заседания Международного Военного Трибунала; - обвинители, члены Международного Военного трибунала; - в том числе и их портреты; - показания свидетелей преступлений; -  подсудимые (военные преступники) - представители прессы и вспомогательных служб; - трупы казненных преступников, после вынесения приговора. Евгений Халдей в группе других корреспондентов снимал трупы преступников, после приведения смертного приговора Международного Военного Трибунала в Нюрнберге 16 октября 1946 года. В фонде архива находится 12 фотодокументов–свидетельств приведения приговора в исполнение, запечатленных фотографом. Следует отметить, что наибольшее внимание   корреспондентов было привлечено к главному преступнику Международного военного Трибунала – Герману Герингу. Самое большое количество статей и зарисовок в периодических изданиях,  и больше всего фотодокументов в фотогалерее Евгения Халдея посвящены этой фигуре. Вот портрет Геринга, который дает  корреспондент газеты «Труд»  Сергей Кирсанов[2]: «Театральность постепенно слезает с Геринга… и с других представителей расы господ. Они как – то осовели, особенно Геринг: с него сошли поросячьи-розовые тона, под носом и вокруг пасти появилась краснота, будто он долго облизывался на ветру, как голодная гиена»[3]. Наряду с  эмоциональными текстами корреспондентов газет, так же эмоциональны и фотографии Евгения Халдея, он словно «впивается» объективом своего фотоаппарата в лица обвиняемых. Соприкоснувшись с творчеством Евгения Халдея, с его удивительной судьбой, очень хотелось узнать об этом человеке побольше. Представилась удивительная возможность пообщаться с дочерью  Халдея Анной Ефимовной (Евгеньевной) и услышать из ее уст  о впечатлениях и событиях Нюрнбергского процесса из воспоминаний ее отца. За каждым снимком Халдея стоит своя история, а  каждая  история  подтверждена фотодокументом. Надо отметить, что на Нюрнбергском процессе Е.А. Халдей познакомился  с легендарным американским фотографом Робертом Капа, который как и его советский коллега освещал работу Нюрнбергского процесса по заданию своей страны. Фотографы прониклись друг к другу большим уважением, которое пронесли через всю жизнь. Роберт Капа подарил Евгению камеру "Speed Graphic" со вспышкой. Это был поистине царский подарок для советского фотокорреспондента. Евгений  Халдей мог снимать главных военных преступников не только в зале заседаний, но и в камере для заключенных, и это стало возможным только потому, что у него появилась камера со вспышкой. Вот цитата из воспоминаний Евгения Ананьевича: «Однажды к нам пришел американский шеф-фотограф и сказал, что если у нас есть при себе вспышки, то мы можем пройти с ним. Нас привели в помещение, примерно 40 квадратных метров. У стены стояли столы, света не было. За каждым столом сидело по четыре человека. Геринг, Розенберг, адмирал Денитц и фон Ширах. Кейтель сидел вместе Йодлем. Я прошел вдоль стены с моей камерой и поснимал со вспышкой. Кейтель закрыл лицо рукой. Затем я подошел к столу с Герингом. Пока шли другие фотографы — американцы и французы — он ничего не говорил. Но как только увидел мою русскую униформу, то начал кричать: «Что такое, уже нельзя спокойно поесть!» Он меня напугал. Тут подошел американский лейтенант и спросил, в чем дело, почему Геринг орет.  Говорю, что  понятия не имею. Я хотел всего лишь сфотографировать. Лейтенант подошел к Герингу и сказал, чтобы он прекратил орать. Но тот не унимался. Тогда лейтенант поднял дубинку и ударил Геринга по затылку. После этого стало тихо»[4]. Видимо удар был ощутимый.  На следующий день у Геринга на шее был повязан шарф. Халдей запечатлел это на одной из своих фотографий[5]. Через некоторое время Евгению Ананьевичу представилась возможность  с близкого расстояния сфотографировать Геринга. Роберт Капа нацелил свой фотоаппарат, чтобы снять Халдея рядом Герингом, но Геринг  закрыл лицо рукой. Халдей  говорил,  что Геринг не забыл об ударе дубинкой и специально прикрыл лицо ладонью, когда заметил, что русский фотограф хочет попасть с ним в один кадр. «Так он отомстил Халдею за свое унижение» - вспоминает Анна Ефимовна. Умение не только пользоваться сложившимися обстоятельствами, но и создавать их самому, пригодилось Халдею. На процессе фотографу представилась  возможность сменить точку съемки: всем корреспондентам  было запрещено перемещаться по залу, и все участники процесса занимали строго определенные места. Место Евгения Халдея в зале Дворца юстиции  находилось в стороне от скамьи подсудимых, но фотограф мечтал снять Геринга в анфас. И вот, Е.А. Халдей договаривается с одним из членов вспомогательных служб от Советского Союза, сидящим в центре зала напротив военных преступников, чтобы тот уступил ему свое место. Фотограф  занял это место на пару часов и смог заснять Геринга в нужном ракурсе[6].

Эта история обросла легендами и имеет разные  интерпретации, но в данной работе она представлена со слов дочери Евгения Ананьевича Анны Ефимовны Халдей. В 2017 году  архивная коллекция  Евгения Халдея пополнилась фотодокументами, переданными на постоянное хранение в РГАКФД дочерью фотографа  -  Анной Ефимовной  Халдей. Это  1860 тысяч негативов на пленке. В настоящее время в архиве идет работа по атрибуции и введения в научный оборот новой авторской коллекции фотодокументов. Отсматривая фотодокументы из новых поступлений  автора в качестве члена экспертно-проверочной комиссии РГАКФД, я обратила внимание на очень интересный фотодокумент, которой хочу продемонстрировать вам. Евгений Халдей у стен Дворца юстиции в Нюрнберге с фотокамерой, подаренной ему Робертом Капа. Можем предположить, что фотографирует его Роберт Капа. И запись к фотографии, сделанная рукой Евгения Халдея (предположительно). На сегодняшний день фотодокументы созданные Евгением Ананьевичем Халдеем, в том числе и по истории Великой Отечественной войны, введены в научный оборот и очень востребованы государственными, общественными структурами, а также гражданами России и зарубежья. Работа над этой бесценной коллекцией продолжается… Завершить данное выступление хочется словами специального корреспондента газеты «Труд» в Нюрнберге Семена Кирсанова: «Еще не явился художник с даром Дорэ, поэт с гением Данте, способный явить миру чудовищный образ земли, если бы она могла быть покорена гитлеровцами. Лагери Дахау и Освенцима – только черновики, задуманного немцами. Во вселенной, устроенной на гитлеровский лад, существовал бы один закон – фантазия холодного изувера»[7]. Об этом нам напоминают еще и еще раз фотодокументы советского и российского фотографа Евгения Ананьевича Халдея.

Главный специалист отдела информационного обеспечения

М.А. Чертилина

Презентация доклада главного специалиста отдела информационного обеспечения М.А. Чертилиной "Нюрнбергский процесс в фотодокументах корреспондента Евгения Халдея. Из собрания Российского государственного архива кинофотодокументов" для Международной научно-практической конференции «Уроки Нюрнберга».


[1] РГАКФД 2-9621

[2] РГАКФД А-9231

[3] С. Кирсанов/Газета «Труд» № 291 (7552) от 13 декабря 1945.

[4] http://a.kras.cc/2015/04/blog-post_305.html Свидетель обвинения. Фотографии Евгения Халдея. США, Издательство Aperture, 1997

[5] РГАКФД № В-2475

[6] Там же № В-3144 «а»

[7] С. Кирсанов/ Газета «Труд» № 283 (7544) от 2 декабря 1945.